домашняя страница литературного клуба о сети участники сообщества события сети FAQ
входрегистрация


"Михаил Поторак"

Михаил Поторак

  (писатель, Кишинев)

 

контакты       события сайта

кто в сетипосты

как создать сеть контактов с журналистами, СМИ, читателями
















администратор социальной сети для журналистов
редакция социальной сети для журналистов


mpotoracтекстыпроза


 

Воодушевление Ганса



В 

Никто из нас, понятно, в это не верит. Никто. Все прекрасно понимают, что это дань традиции, не более. Мне иногда кажется, что наши предки, придумавшие обряд, тоже не верили. Просто решили обставить это дело поторжественней.В  Я их понимаю. Играть так играть.В  Что для нас может быть важнее игры? Это наша, гм… профессия.
Ну и, как полагается профессионалам, мы вживаемся в игру только отчасти, сохраняем долю здоровогоВ  неверия. Потому что истинный мастер всегда мыслит критично. Позитивное мышление – удел самоучек и дилетантов.
Тем не менее, к обряду мы относимсяВ  с максимальной серьёзностью.В  Традиции надо уважать, скепсис тут неуместен. В 
По-правде сказать, лично мнеВ  совсем не сложно бывает проникаться патетикой момента.В В  И это, как ни парадоксально, - опять-таки отпечаток профессии. Сентиментальность, лупись с неё эмаль…
Честное слово, всегда что-то замирает внутри во время обряда.В  Вот как сейчас, когда инициируемый уже разложен на крышке сундука. Руки раскинуты. В левую ладонь ему кладут пёстрый лоскут, в правую – зёрна трёх злаков.В  Одна нога в чёрной суконной пантуфле, в носок спрятана монета. Вторая боса и подогнута, как на карте.В  Аркан «Повешенный» - родовой знак всех марионеток. А у нас, тростевых, -В  «Правосудие».
Но сегодня мыВ  ининциируем марионетку. Ганса из спектакляВ  «Пряничный домик.»
Продолжим.В  Итак, левая нога подогнута, к ней привязано птичье перо.В  В головах лежитВ  большая драгоценная пуговица из прозрачной зелёной пластмассы.В  Шов на груди надпорот, в прореху вложена записка со словом «Бецалель», написанным красной гуашью.
Вокруг Ганса стоят волхвы, образуя внутренний круг: Баба Яга, Бастинда, Виллина, Хоттабыч. И Ундина, само собой . Это её спектакль, поэтому именно она сегодня руководит церемониалом.В  А прислуживает ей, конечно, Гретель.
Ундина читает третью песнь из Книги Чучел. Рефрен повторяют сначала волхвы, а потомВ  все мы, стоящие во внешнем круге: “Veni! O veni! In hоc corpore veni,В  o Anima!”В В  И ещё раз все вместе, на вдохе: “Аnima!!!” Все, у кого есть колени, преклоняют их...
Так, теперь моя очередь.В  Сейчас объявят, иВ  выйду. Накидываю овечью шкуру и жду.
Ундина подаёт знак. Гретель пищит: «Братья и сёстры! Послушаем же проповедь маэстро Поросятого!»
Поросятый – это я.В В  Выхожу, горбясь, и поблеивая, изображая бедную овечку, потом резко выпрямляюсь, сбрасываю овчину и во всей красе являю собравшимся хищную пасть свою: белоснежные трёхдюймовые клыки, между которыми болтается алый атласный язычище.В  Начинаю.
В - Знавал я когда-то троих братьев.В  И построил каждый из братьев себе дом, и жил в нём. Первый выстроил дом из соломы.В  И явился я, и дунул, и улетела солома от дуновения моего, и не стало дома. Построивший же его бежал в страхе и укрылся в доме брата своего. А был тот дом из хвороста.В  Явился я и дунул, но дом хворостяной устоял.В В  Тогда, разгневавшись, ударил я переднею лапою и лягнул заднею, и плечом налёг, и рухнул дом хворостяной. И оба брата бежали в страхе, и прибежали к третьему, жившему в доме каменном.В  И явился я, и дунул, и плюнул и лягал, и приналегал, но тщетно, тщетно… Тогда стал искать я пути тайного в дом тот из камня и нашёл, но в конце пути ожидал меня огнь испепеляющий. И бежал я, ошпарен будучи, бежал, причитая и воя. И нёсся мне вдогонку смех и топот зала. А братья в доме каменном спаслись от меня, и публика им аплодировала!
Истинно говорю вам, колллеги, таков удел каждой души, священной Анимы.В  Ибо тело человеческое – суть дом соломенный.В  Приидет Смерть и дунет - и дом сей быть перестаёт, а душа бежит к сестре своей, в дом хворостяной.В  Наши с вами тела, коллеги, наши ткани, папье-маше, дерево, керамика и полимеры – вот хворостяные дома души.В  И ныне мы встречаем прибытие в дом сей души брата нашего Ганса.
Ныне соединяются две части триединой Анимы, многие сезоны пребудет онаВ  в сосуде сием, не страшась стука сосновой доски над собою и многократно восставая из ящика для новых и новых представлений.
Битте ком, брат Ганс! Битте ком, бьенвеню, велкам! Будь с нами долго!
Ибо дыханью Смерти нас не разрушить,В  мы поддаёмся только механическому повреждению.В  Но когда, в конце концов, мы износимся, порвёмся и поломаемся, то душа наша спасется, перейдя в чертог из камня, который суть информационные носители. На носителях сих обретает Анима единство и спасение от Смерти, и бурные, продолжительные Аплодисменты! В 
Dixi!
Пока я говорил, Ганс потихоньку начал шевелиться.В  И как всегда, я подгадал, чтоб на финальной реплике инициируемый встал.
В - Где я? -В  прошептал онВ  испуганно – Что со мной?В  Где мама?
Это стандартная формула. Так полагается говорить, изображая, как будто душа в первые моменты ещё якобы помнит свою прошлую жизнь.В  Не сосчитать, сколько раз я слышал эти слова в конце обряда.В  Но что ж я так волнуюсь каждый раз? Что ж так волнуюсь, жёваный картон!

В 







mpotorac

вернуться к комментируемому тексту ... Dixi! ...

"Я сказал", т. е. высказался, я сказал все
кто одобрил комментарий
(+1)
кому не понравился комментарий
(-0)
17:19 15.05.13
         ответить